Чемпион мира по переводу

Чемпион мира по переводу
09 декабря 2016

Аналитический банковский журнал

№11 ноябрь 2016 (236)

Текст: Лилия Халикова

Сегодня в переводческой отрасли существует немало проблем, которые необходимо решать – это веление времени. О том, какие проблемы на сегодня наиболее актуальны, о школе русского перевода и международных коммуникациях мы беседуем с генеральным директором «Русской переводческой компании» Тимофеем Окроевым.

– Тимофей Юрьевич, созданная Вами компания сегодня, безусловно, является лидером переводческой отрасли. Как вообще получилось, что перевод стал вашей профессией, делом жизни?

 

Тимофей Окроев: Помню, я с детства кого-нибудь, что-нибудь и куда-нибудь переводил. Я – коренной москвич в пятом поколении с руссо-украинскими и цыганскими корнями, а папа подарил мне еще грузинский язык и грузинскую культуру. Уже в шесть лет я выступал в роли коммуникатора-переводчика между моими русскими и грузинскими родственниками – семьями Бурляевых и Окроевых-Окруашвили.

Актерское образование (театральный институт им.Б.В.Щукина) отшлифовало мои природные данные и дало мне инструменты построения образа, убедительного выступления перед любой аудиторией и адекватного действия в предлагаемых обстоятельствах.

Позже, когда я жил в Англии, сначала учился в Оксфордском университете, а после много лет работал в королевском фонде в Лондоне, перевод стал моей вновь обретенной первой любовью, поэтому, оказавшись снова в России в длительной командировке, я поступил в наш московский иняз им. Мориса Тореза и стал, наконец, дипломированным переводчиком.

 

– В мае текущего года «Русская переводческая компания» получила премию Правительства Москвы за “Лучшую компанию в сфере услуг”. Как появилась идея ее создания?

 

Тимофей Окроев: Идея создания собственной переводческой компании родилась задолго до ее воплощения в жизнь. Она была подпитана отнюдь не экономической целесообразностью, а пониманием необходимости появления в России некой “антихалтурной” организации, которая взяла бы на себя ответственность за переводческое сообщество, сплотила бы его вокруг высоких стандартов качества, вокруг идеи социальной ответственности и добросовестной конкуренции.

Именно этим объясняется и открытие нами впоследствии благотворительного фонда “Настоящее будущее”, который переводит медицинские заключения, истории болезней и другие документы, необходимые для подготовки детей к сложнейшим операциям за рубежом. Наш Фонд стал первым, кто ввел в российскую практику перевод “pro bono”, который выполняется силами профессиональных и высококвалифицированных переводчиков на безвозмездной основе.

Тогда, восемь лет назад моё приглашение стать президентом вновь образованной “Русской переводческой компании” принял Павел Палажченко, переводчик в России номер один. Павел Русланович тем самым доверил мне своё доброе имя, свою безупречную репутацию, и я понимал, что не имею права его подвести. Это было дороже финансовых инвестиций, дороже любых административных ресурсов, поскольку фамилия Палажченко демонстрировала обществу, с какой профессиональной высоты, и с какой отдачей собирается работать наша компания.

Когда в мае этого года мне вручали премию правительства Москвы за “Лучшую компанию в сфере услуг”, помню, что посмотрел в зал, увидел глаза Павла Руслановича и испытал сыновнее чувство гордости: перед глазами пронеслись все эти годы тяжелейшего труда на фоне взаимного доверия, и очень хотелось выкрикнуть что-то вроде: “батя, не подведу!”. Мало кто умеет поддержать, поверить и оставаться преданным так, как способен на это Павел Русланович. Почитайте его биографию – перед вами предстанет образ личности, которая всегда советуется со своей совестью, не идет на сделки с ней.

 

В авангарде международной коммуникации

 

– Среди ваших проектов многолетний опыт работы на международных форумах, в том числе организуемых Правительством РФ с участием глав других государств. На протяжении многих лет вам доверяют выполнять самую ответственную работу. В чем уникальность Вашей компании, Вашей команды? 

 

Тимофей Окроев: Вы правы. Вот уже девятый год подряд мы отвечаем за международную коммуникацию на Сочинском инвестиционном форуме. В этом году в шестой раз осуществляли переводческое сопровождение Петербургского международного экономического форума. За нашими плечами крупнейшие мероприятия в рамках председательства России в ШОС, БРИКС, G20, АТЭС, важнейшие события в экономической жизни России.

Пожалуй, мы единственная переводческая компания в России, руководящий состав которой является не только профессиональными управленцами, но и практикующими переводчиками. Наша уникальность – в умении обеспечивать потребности заказчика, одновременно защищая интересы переводчиков.

Мы часто находимся буквально в авангарде международной коммуникации, отвечая за координацию синхронного перевода с участием президента нашей страны, глав государств и правительств других стран. Ни у нас, ни у наших подопечных – переводчиков, нет права на ошибку, поэтому с нами работают, можно сказать, “чемпионы мира по переводу”.

Только вдумайтесь, это те люди, в переводе которых весь мир слышит речь нашего президента; словно авиадиспетчеры эти переводчики-синхронисты должны ежесекундно принимать решения о передаче тех или иных оттенков, нюансов, образов, сравнений и иных приемов речи оратора.

Прекрасно разбираясь в технических вопросах и зная не понаслышке про оборудование для синхронного перевода, мы не боимся координировать и эту сторону коммуникации. Однажды нашему координатору пришлось самому выйти на сцену и налаживать приемник синхронного перевода для премьер-министра одной большой европейской страны.

 

– Сегодня считается, что будущее есть у компаний, где работает молодежь, где руководители умеют искусно сочетать мудрость опыта и энергию молодых. В этом смысле, каковы, на Ваш взгляд, перспективы переводческой отрасли в целом, и компаний, работающих в ней?

 

Тимофей Окроев: Сегодня, в условиях, когда профессиональное образование девальвируется возможностями любых институтов выдавать дипломы переводчика, мы наблюдаем стремительное падение профессионального уровня выпускников профильных факультетов. Понимая, что удержание высокой планки качества “Русской переводческой компании” требует наличия собственной учебной базы, мы создали “Русскую школу перевода”, которая, я уверен, в скором времени составит серьезную конкуренцию ведущим ВУЗам страны, в которых готовят переводчиков.

 

– Чем отличается Ваша школа?

 

Тимофей Окроев: Мы разработали программы, которые призваны сократить разрыв между академическим (по большей части теоретическим) образованием и реальными практическими требованиями, которые предъявляются сегодня и будут предъявляться в будущем к переводчикам.

Отрадно, что федеральное правительство разделяет нашу озабоченность состоянием российской переводческой школы. Недавно на встрече с книгоиздателями премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил о необходимости предпринять экстренные шаги для ее спасения. Наша инициатива по созданию “Русской школы перевода” уже вносит огромный вклад в восстановление отечественной переводческой культуры. Кстати говоря, “Русская переводческая компания” при поддержке Министерства иностранных дел РФ является учредителем Национальной премии “Переводчик года”. Пока что единственная премия была вручена ныне уже покойному В.М.Суходреву, величайшему переводчику прошлого столетия, в переводе которого весь англоязычный мир слышал Хрущева, Брежнева, Горбачева.

Виктор Михайлович был для меня и остается очень дорогим человеком – будучи соседями по даче, длинными зимними вечерами мы часто вместе смотрели футбол, аналитические передачи, чаевничали. Я делился с ним своими планами по развитию компании и переводческой отрасли. Виктор Михайлович всегда умел задать один-два вопроса таким образом, что ответ приходил сам собой, и я быстро понимал последствия тех или иных решений. Суходрев очень проникновенно и внимательно относился к нашей благотворительной и образовательной деятельности. Он был председателем попечительского совета нашего Фонда “Настоящее будущее” и “Русской школы перевода”.

Сегодня в переводческой отрасли существует немало проблем, которые необходимо решать – это веление времени.

 

Веление времени

 

– Какие проблемы, на Ваш взгляд, наиболее актуальны?

 

Тимофей Окроев: Одна из таких проблем лежит в правовой плоскости. Например, нотариальный перевод. Мало кто задумывается над вопросом, что именно заверяет нотариус, ставя свою подпись под подписью переводчика. Так вот, нотариус лишь фиксирует подлинность подписи того, кто перевел тот или иной документ. В шестидесятые годы прошлого столетия были чрезмерно расширены права и функции нотариата, и действующий закон о нотариате сохраняет за нотариусом право “заверения перевода”. Возникает такая правовая лакуна: переводчика практически невозможно привлечь к ответственности или доказать злонамеренность переводческой ошибки, и нотариус по закону не несет никакой ответственности за неверный перевод.

 

– Как решается эта коллизия за рубежом?

 

Тимофей Окроев: Во многих странах сегодня правовое регулирование нотариального перевода выделяет особую категорию переводчиков, имеющих право нотариального заверения собственных переводов. Практика показывает высокую степень сознательности и правовой ответственности таких переводчиков. Еще в царской России существовала такая категория переводчиков, которые назывались “присяжными”. В России пока что нет центра правовой ответственности, с которого государство могло бы строго спросить и взыскать за ошибку.

 

– Что собираетесь делать?

Тимофей Окроев: Вместе с Думой нового созыва нам предстоит огромная работа по приведению законодательства в соответствие со здравым смыслом и неотвратимостью правоприменения. Опираясь на международный опыт, в том числе на опыт ряда стран СНГ, наши специалисты подготовили проект закона, который может быть взят за основу будущего законопроекта, регулирующего деятельность присяжных переводчиков.

Мы трудимся на одном из важнейших участков, который называется коммуникационной безопасностью. Именно так мы воспринимаем нашу сверхзадачу. И это обязывает понимать, что от каждого нашего слова зависит очень многое, и у нас в стране, и в мире в целом.

Мы понимаем, что не имеем права стоять на месте, хотим развиваться и расти вместе с нашей страной. Мы хотим, чтобы нами гордилась страна, чтобы нам не было стыдно за то, что мы оставим после себя. “Русская переводческая компания” – не временщик, мы – марафонцы, готовые на длинный, если надо, длиною в жизнь, путь борьбы за более достойное завтра для нас, для наших детей и внуков. Мы – вне политики, но как же радостно видеть уважительное отношение в своей стране, на каких бы международных площадках мы ни работали! Хочется и дальше участвовать в созидательном процессе укрепления России!

К другим новостям